Другие ценности

Полтора часа. Прошло ровно полтора часа с того момента, как Алексей взял в руки карандаш и засел за огромным листом белой бумаги. Девяносто минут в тишине перед чудовищным соблазном для любого творческого человека — девственно чистым листом. Столько времени — и ровным счётом ничего, ни слова, ни росчерка, ни точки.

Алексей выплюнул карандаш, удивившись, когда тот успел оказаться во рту. Вдохновение было где-то в далёких заснеженных краях, которых на этой душной планете отродясь не было.

При взгляде на белый лист вспоминалось детство. Первый снег поздней осенью. Закутанный шарфами, двойными штанами, тройными свитерами Алексей выходил на стадион возле школы, держа на привязи санки. Нехоженое поле снега и только он один, как первопроходец. Какой там мороз и усталость, когда нужно было столько всего сделать!

И вот перед ним похожее снежное поле, только сделать даже первый шаг невозможно.

— К чертям! — в сердцах воскликнул Алексей и подошёл к окну.

Но облегчения это не принесло. Мрачный серый пейзаж до горизонта. Вид однообразных плоских камней насколько хватало глаз ещё сильнее топил в скуке. О каких свежих и ярких идеях может идти речь, когда вокруг всё черно-белое?

Но интересовало больше другое. Хотелось посмотреть в глаза тому, кто высказал эту наисветлейшую мысль — отправить представителя компании в гости к этим... Алексей зарычал про себя от безысходности. Даже название расы этих чужих запомнить невозможно, а мы вдруг решили с ними торговать.

Вспомнились совершенно идиотские наставления руководства перед тем, как он был сослан в эту дыру. Как же, это ведь так легко — найти ту зацепку, те "бусы", которые нужны местным аборигенам. Руководство концерна, вероятно, решило, что здесь всего лишь очередная отсталая страна третьего мира, где будут работать все те методы, которые уже давно отжили себя в мире высотных зданий и рекламных плакатов до неба. Ага, как же!

Этим… гориллам просто невозможно ничего продать! Им же ничего не нужно. Они не пользуются одеждой. Она не нужна им ни для практических, ни для эстетических целей. На планете круглый год одна и та же душная погода, а понятия "красоваться" для них просто не существует. Им не продать электронику, они не знают электричества. Дорог у них тоже нет, а потому автомобили им, конечно же, ни к чему.

Дальше больше. Им не нужны ароматы и деодеранты, они не чувствуют запаха. Скорее можно будет наладить серьезный бизнес по продаже нейтрализатора этой мерзкой кислой вони, что здесь стоит для тех земных туристов, которые вдруг решат посетить этот галактический чулан. Последнее, конечно, лишь в случае успеха этой миссии.

Так что же их может заинтересовать? Сигареты, наркотики, алкоголь? По всем трём пунктам "нет". У них нет лёгких, так что вдыхать табачный дым им будет нечем. Наркотики в большинстве случаев не оказывают на их организм ровным счётом никакого действия, а алкоголь — просто яд для них. Яд они могут и у себя найти.

Что там дальше? Оружие? У них есть своё, более примитивное, но они и им-то пользуются с большой осторожностью, планета их и без того пустыня. Да и не замечено в них людской болезненной страсти к инструментам умерщвления всего живого.

— Ну ладно, пусть найду я этот товар. Сделаем такое предположение, — сказал Алексей вслух и начал мерить шагами комнатку.

Так ведь нужно будет ещё и убедить их его купить. Второй неразрешимый вопрос. Какой должна быть реклама? Их нельзя привлечь влажными приоткрытыми женскими губами, даже если снимать в этой рекламе их самих. Их же не заботит эта тема, каждый здесь сам себе мужчина и женщина, и рожают они все по каким-то внутренним часам — на двадцатый год жизни. Обязательно двойню. Так что эксплуатация темы секса не пройдёт, как и тема индивидуальности, духовности, раскованности и всё остальное, что только можно придумать на Земле. Не заинтересовала их ни живопись, ни музыка.

Наши "светлые головы" засыпали драгоценных гостей "подарками". Глобусы, энциклопедии, атласы, учебники по биологии, физике, химии, трёхмерные модели ДНК, скелет человека. Но всё это не произвело должного эффекта. Наши то решили таким образом заинтересовать чужих, очень хотелось выступить в качестве старшей расы, подарить знания младшим братьям, как Прометей подарил древним людям огонь.

Чужие не поняли всей "щедрости" полученных даров. Глобус был вскрыт, наверняка, в поисках съестного. Книги были порваны в мелкие клочья, но не от злости, просто никто и не знал, что их нужно читать. Лишь модель ДНК, да человеческий скелет немного заинтересовали "младших братьев". Но и эти подарки были заброшены в угол, после того, как их разобрали и не смогли собрать назад.

Алексей снова сел за стол, обхватив от отчаянья голову руками. Ну что-то же им было нужно, раз они прилетели на Землю?

Идиотизм, конечно, полнейший. Отсталая раса, намного ниже людей по развитию. Но каким-то чудом им удалось преодолеть полгалактики. Прилетели, установили контакт, заговорили. Единственное, что у них отлично получается — учить языки. За неполные три дня они освоили русский, английский, немецкий, и ещё дюжину "земных наречий". Проблем с общением не возникло. Зато возникли проблемы с пониманием.

Как может цивилизованный человек общаться с туземцем из центральной Африки? О чём они могут говорить, какие общие идеи обсуждать? Уж не о женщин и котировки акций, это точно. Так и с этими.

Да, они побывали почти везде. Да, мы единственные, кого они встретили. Да, они тоже рады, что наши расы в чём-то схожи. Последнее, впрочем, весьма спорно. Это пусть дипломаты будут с этими страшилищами похожи, Алексей не спешил себя причислять к новому виду.

И всё бы на этом первом и неуклюжем контакте закончилось, не получи наши шпионы пробы их топлива. На прямой вопрос о том, где они его берут, чужие сообщили, что вся их планета заполнена этой дрянью. На просьбу поделиться, они лишь учтиво покачали головой. Но предложение поменять топливо на что-нибудь им пришлось по душе.

И вот теперь приходится сидеть на этой планете-канистре, отыскивая способ начать торговлю. Их топливо взамен нашего... Чего-то нашего...

И всё же, что привело их на Землю? Они же облазили всю галактику. Зачем? Что они искали и ищут? Ведь непохоже, что на Земле они нашли, что искали. Сидели бы на своей цистерне, смотрели бы на серый горизонт и не устраивали бы крестовых походов. Нет же, накачали своего термоядерного дерьма, снарядили им какие-то бочки и начали прыгать от планеты к планете.

Алексей чувствовал, что уже не способен здраво рассуждать, в голову стал прокрадываться какой-то абстрактный бред. Захотелось взять в руки карандаш и исчертить им бумагу ровными полосками. Мысли не то что не желали собираться в одно целое, они как тараканы расползались по углам комнаты.

Зачем? Зачем им понадобилась целая галактика? Ни одна же сволочь не спросила их прямо об этом, все эти учёные мужи только переживали, как бы потактичнее обойтись с чужими, мол, у них же другая психология, опасно задеть неосторожной фразой. А всего-то нужно было спросить: "И чего вы к нам припёрлись, уродцы?"

За окном показалась процессия из десятка чужих. Странные создания чужой природы несли в руках те самые плоские камни, которыми всё вокруг было завалено до самого горизонта. Андрей снова подошёл к окну и стал внимательно наблюдать за малопонятным ритуалом.

Аборигены передавали друг другу камни, складывали из них башню. После они встали достаточно далеко от своего архитектурного чуда и принялись метать в него камни поменьше. Так продолжалось до тех пор, пока один из них не попал в цель. Башня эффектно рассыпалась, и чужие снова начали возводить разрушенное сооружение.

Алексей зашвырнул в угол карандаш, снова чудом оказавшийся во рту, и выбежал из комнаты в узкий коридор, а потом и вовсе прочь из тесного строения. Так и не тронутый лист бумаги он прихватил с собой.

С другой стороны здания несколько чужих сидели на камнях и ковырялись в земле. Другая группа упорно долбила одними камнями по другим. Ещё несколько чудиков то и дело залезали на одинокое сухое дерево, чтобы тут же спрыгнуть с него.

Всего час назад тут было пусто, словно все эти беспокойные создания крепко спали где-то неподалёку. А сейчас тихий час закончился, и детский сад снова ожил.

— Детский сад! Да это же самый настоящий детский сад!

Алексей стоял с открытым ртом и смотрел на чужих детей вокруг себя. Детей! Детей, которым надоели старые игрушки, которые не хотят учиться, хотят играть. Детей, которые слоняются из угла в угол и пинают старые приевшиеся игрушки! Детей без родителей!

Алексей принялся неуклюже сгибать лист бумаги, вспоминая собственные детсадовские навыки. После десятка хитрых складываний в руках оказался самый обычный бумажный самолётик, которых в детстве Алексей настроил тысячи.

Лёгкое движение рукой, и бумажный истребитель взметнулся в воздух. Пролетев мимо замерших от неожиданности чужих детей, самодельная игрушка приземлилась среди только что разрушенной башни камней. Несколько секунд дети вокруг стояли и смотрели на неуместное белое пятнышко среди серой равнины, а потом вдруг сорвались с места, схватили самолётик и принялись запускать его по очереди.

Неудивительно, что наши глупые учебники не заинтересовали их. В любом супермаркете ребёнок тащит взрослых в отдел игрушек и никуда больше. А этим детям до смерти надоели их игрушки.

Алексей с улыбкой пнул один из камней. Очень скоро сюда отправятся первые транспорты, груженные плюшевыми зайцами, конструкторами Лего, радиоуправляемыми автомобилями и прочими обитателями детских магазинов. Дети будут счастливы! Главное, чтобы не появились родители и не испортили всё.

[s25] Октябрь 2005
Спасибо.
Думаю, уже заметно, что приступил к чтению "по списку".
Даже и не знаю, будет ли это комплиментом, но прогресс заметен: рассказы датированный 2004ым годом как-то слабее выглядят... Безусловно, всё в сравнении: абсолютная оценка остаётся "прочитал не отрываясь".

Смотрю на сокращающийся списко непрочитанных и... возникает острое желание "отложить вкусное про запас" :)
Из неоткоментированного вкусного ничего и не осталось, так что даже посоветую это дело пропустить, чтобы не портить впечатление.

Постараюсь доправить последний неопубликованный на сегодняшний день рассказ.
Нумеруются в порядке возникновения идеи, когда я записываю в файлик пару строк, основную тему, так сказать. А вот пишу я из уже потом в разное время, к какой из открытых тем душа ляжет.