...

Пятница. Я стою у барной стойки. Я сижу за столиком. Я стою в танцующей толпе. Я еду в такси. Я стою у барной стойки. Я сижу за столиком. Я стою над толпой. Я смотрю на лица. Мы едем в такси. Я сижу за столиком. Я с кем-то говорю. Я натянуто и фальшиво улыбаюсь. Я беснуюсь на танцполе. Я разливаю водку и энергетики по стаканам. Я сижу за столиком. Мы едем в такси.

Суббота. Всё только начинается. Зал ещё пуст. Бар свободен. Я стою в двух метрах от какой-то девушки, смотрю ей в лицо и широко улыбаюсь. Я пьян. Она какое-то время улыбается в ответ, потом разводит руками в немом вопросе. Я громко и отчётливо говорю: "Я хочу трахнуть тебя в жопу". Я не слышу себя. Она не слышит меня. Она улыбается. Я подхожу, протягиваю ей свой пустой стакан, разворачиваюсь и иду в туалет.

Пятница. Я смотрю вниз на скучную и скучающую толпу. Почти никто не танцует, все лишь покачиваются из стороны в сторону, стараясь не расплескать огненную воду на свои лейблы. Все смотрят друг на друга, оценивают. С разных сторон атакуют мальчики в белых рубашках, обмотанные ремнями наплечных сумок, словно пулемётными лентами. Гламурные партизаны. Я громко ругаюсь матом, но ругательства тонут в вязком сигаретном дыме. Я звоню себе и наговариваю этот текст на диктофон.

Суббота. Танцовщицы похожи на кукол. Они игрушечные, ненастоящие. Их тело обильно намазано золотом, узкие трусики ничего не прикрывают. У них великолепные причёски, макияж. Они не танцуют, а лишь меняют позы, даже не пытаясь попасть в бешеный ритм музыки. На красном канате под самым потолком хрупкая гимнастка с корзинкой в руках разбрасывает лепестки роз над толпой. Она без страховки. Мне страшно, что она упадёт. Я восторженно аплодирую.

Пятница. Туалет ресторана. Туалет казино. Туалет клуба. Горечь на губах. В горле першит от чрезмерно сладких энергетиков. Я грызу кубик льда. Я смотрю на парня в строгом деловом костюме, отплясывающего дикие шаманские танцы. Его галстук, словно собачий язык, устало лижет дым. Пот стекает по его лицу. Я громко смеюсь.

Суббота. Я три раза знакомлюсь с одной и той же девушкой, подсевшей за наш столик. Привет, я Степан. Привет, я Агафон. Привет, я Сигизмунд. Она то ли залита, то ли занюхана в ноль, мне лень разбираться. Остаток вечера она называет меня Сиги. Она стилист. Она работает в какой-то редакции. Я помогаю завязать ей галстук. Я вяло шучу. Я наливаю ей. Я наливаю себе. Я наливаю ей. Я наливаю себе. I don't care.

Последние записи в журнале

  • Нелюбовь

    Сколько подобных историй я слышал? Симпатичный, умный, хорошо зарабатывает, в постели, вроде бы, тоже всё в порядке. Или красивая, из хорошей семьи,…

  • The one

    Я всегда был уверен, где-то меня обязательно ждёт та самая, кого принято называть the one — пресловутая половинка, идеально подходящий мне кусочек…

  • Вчера, сегодня, завтра

    Казалось бы, человек привыкает ко всему. Любой сложный путь покажется легче, когда пройдёшь его второй раз. А потом ещё и ещё, и словно всю жизнь там…