Последний рассказ о любви

Хлопнула дверь. Он все так же сидел в кресле и смотрел на тлеющие в камине угли. Не было ни сил, ни желания разводить огонь. Лишь легкий сквозняк время от времени помогал искоркам света появится на секунду где-то в глубине. Весь этот остывший камин олицетворял собой потухшие чувства. Её потухшие чувства. Он был лишь сквозняком, неспособным пробудить пламя.

Сергей сделал над собой усилие и все-таки встал. Делать этого не хотелось, но банальный голод сдавливал все внутри, не давая даже насладиться собственной жалостью. Из небольшой горки возле камина он взял пару прессованных полешков и с глупой детской злостью метнул их в кучку углей. Сноп искр осветил какую-то часть комнаты. Этого тоже не хотелось, хотелось темноты, но в самом конце октября ночи стали очень холодными.

Ему не нужен был этот разговор. Мария могла сегодня просто не придти, он бы понял. Но она захотела быть честной до конца. Ясно всё стало уже давно, она остыла, охладела к нему. Сколько Сергей ни старался, было напрасно. Как всё же глупо и обыденно. Банальный такой романчик. Весна, ночной клуб, пара фраз, номер телефона, звонок, кино, поцелуй, жаркие объятия. Потом была слепая страсть, изматывающая, высасывающая силы, но столь невероятно приятная.

В холодильнике стояла полупустая пачка кефира. Сергей налил себе кружку, взял в хлебнице несколько ломтиков белого хлеба. Это поможет забить желудок, забыть про голод. Хотелось алкоголя, но бар опустел ещё вчера...

Потом, после их первой весны, было жаркое лето. И был страх. Сергей понял, что не сможет больше без неё, что еще чуть-чуть, и она станет его жизнью. Стало очень страшно, что она уйдет, забудет, посчитает ненужным. В какой-то отчаянной попытке спастись, он предложил расстаться сам. Он решил уйти первым, вырезать опухоль, пока она не разрослась. Истерика, упрёки, слёзы, мольбы. В тот вечер он себя ненавидел и презирал. Но он ушел... Ровно на три дня. Было уже поздно.

Новая волна смыла их, новый огонь загорелся с чудовищной силой. Только для того, чтобы потухнуть столь же быстро. Сергей полюбил, а Маша перегорела. Это стало заметно во всем, в словах, жестах, даже поцелуях после. Отказы, отговорки, раздражение. Он был готов ползать перед ней на коленях, просить, но было очевидно, что это не сможет помочь. Он напивался до беспамятства, а на следующий день встречал её непринужденной улыбкой, шутил, развлекал, не обращал внимания на все её поступки и едкие фразы.

А сегодня она решила быть честной, сказать ему правду. Даже когда она говорила ему это всё, в уголке его губ блуждала улыбка. Грустная, жалкая улыбка, когда ты просто убеждаешься в чем-то, чего давно ждал. Он не смотрел на неё, смотрел на тухнущий камин и молчал. Потом хлопнула дверь, и Маша растворилась в темноте этого раннего вечера. Ушла навсегда.

Что бы ему не говорили друзья, он знал, что умер сегодня. Пусть будет ещё много других, пусть он переживёт этот день и этот год, сегодня в нём умерло что-то очень важное, главное, ценное. Этого не будет больше никогда. Он это чувствовал, знал наверняка.

Где-то в комнате зазвонил телефон. Какая-то глупая мелодия, которую ему поставила Маша очень давно. Сергей лишь сделал глоток холодного кефира и зажмурился, словно это могло помочь забыть. А в голове назойливой стайкой вились банальные вопросы.

Почему? Зачем? Зачем это всё нужно кому бы то ни было? Если любовь умирает, высыхает, к чему тогда влюбляться? Неужели страдания - это то, чем всё обычно заканчивается? Сергей кисло улыбнулся сам себе. И ведь наверняка он не первый, кто задает себе эти вопросы.

Думалось про рухнувший мир, про конец света, про вечное горе, но Сергей понимал, это глупо. Завтра он встанет утром, оденется, доедет до работы, и жизнь продолжится как ни в чем ни бывало. Больно сейчас, через какое-то время будет пусто, а потом наконец он найдет в себе силы, чтобы лечь в постель с другой. И если даже не он, так она будет страдать. Потому что любовь всегда оканчивается страданием. Так кому она тогда нужна? Как бы ему хотелось, чтобы никогда больше он не смог бы влюбится, вырезать себе сердце...

* * *


Тряслись руки. Результаты многочисленных тестов не могли врать. Он нашел, что искал. Хотя нет. Искал он ответ, а нашел решение... Чтобы успокоится, Сергей достал из пачки предпоследнюю сигарету и вышел на балкон.

На улице стоял январь. Неожиданно снежная в этом году выдалась зима. Крыши соседних домов были укрыты толстыми почти что пуховыми перинами. Разрыхляя свежие сугробы, где-то внизу прокладывали себе путь легковушки. Сергей затянулся, сдерживая дрожь. То ли от холода, то ли от страха.

Прошло почти три месяца с того злополучного вечера, с того разговора. Он действительно проснулся на следующий день и приехал на работу. Думать о Маше ему было просто больно, а забыться вот так вот на раз-два-три не получалось. Сергей добровольно взвалил на себя пяток научных проектов и ушел с головой в дебри генетических исследований.

Нет, он ни в коем случае не забыл. Периодически вспоминая её, он уходил в себя, оставался на пару дней наедине с бутылкой виски и собственными соплями. Друзья время от времени пытались вытащить его в клубы или познакомить с какой-нибудь девушкой, но ничего хорошего из этого не получалось. Каждый раз неловкие и стремительные свидания, если эти короткие посиделки в кафе или прогулки по парку можно считать таковыми. Горький вкус одиночества и жалости ему был милей. А подсознательные сравнения кандидаток с "идеалом" не оставляли даже тени шанса первым.

К счастью, начальствующая профессура смотрела на все его запои сквозь пальцы. Проекты, которые разрабатывал Сергей, не просто звучали многообещающе, в самые короткие сроки он смог достичь определенных результатов. Сейчас же можно было просто кричать от восторга. Не хотелось...

Докурив, он снова вернулся к монитору. Вот он, итог работы над поиском генов-артефактов, как их окрестил для себя Сергей. Пяток самых разных болезней, предрасположенностей, борьба с которыми шла уже несколько лет.

Как только генная инженерия закончила процесс своего взросления и из забавной теоретической науки превратилась в ремесло, немедленно встал вопрос о вычищении человеческого генофонда от скопившегося в нем мусора. Каждый месяц одерживались победы над той или иной болезнью, обострялось зрение, улучшался слух, увеличивалась продолжительность жизни. Все это только в виртуальном виде, конечно же.

Никто не спешил превращать теорию в практику, большим людям сверху хотелось какого-то законченного результата, версии 1.0, большой надписи "homo perfecto" на пробирке. И только сейчас это стало почти реальностью. Убивались последние вредные гены, которые не поддавались ранее. Сергей работал именно с такими "тяжелыми случаями". По какой-то злобной ухмылке природы одним из подобных "недобитков" был банальный аппендицит.

Но Сергей нашел нужную цепочку. А с ней и что-то иное, что-то странное, пугающее. Гормоны, импульсы, чувства, эмоции, переживания, зависимость, еще и еще. Связи четко не прослеживались, все это было лишь на уровне интуитивной догадки, не больше. Но Сергей был уверен, что знает, что это такое.

Но как будет выглядеть его отчет, где он напишет, что нашел ген любви? Тем более, что доказать это практически невозможно. Даже если он сможет убедить всех в справедливости своей догадки, что тогда? Кто сказал, что это болезнь? Ведь люди так привыкли верить, что это дар, что это светлое чувство, что только ради любви стоит жить. Но почему-то все забывают, что это еще и изматывающая, почти что наркотическая зависимость, высасывающая все соки, опустошающая душу. Человек, который любит, сгорает как свеча, оставляя после себя лишь каплю тепла, да пятно тусклого света.

В очередной раз Сергей задал себе тот самый вопрос. Только сейчас он был спокоен и холоден. Та боль, что была тогда, стихла. Остался только трезвый ум, логика, рациональность. Зачем нужна любовь? Так ли она освещает жизнь? Отнюдь! Наоборот, свет её слепит, тепло её обманчиво. Разве не он, искренне любящий человек, клял эту чертову любовь, ненавидел, хотел бы, чтобы её никогда не было?

"Любовь всегда одна - не выстрела, ни вздоха. Любовь это когда хорошим людям плохо". Так кажется было? В этой фразе из старой песни есть всё. Так может вырезать эту злокачественную опухоль, чтобы не было и шанса, что когда-нибудь она даст о себе знать?

В его руках сейчас тот самый инструмент, которым можно провести подобную операцию. Он был уверен, что ошибки здесь быть не может. Это именно она. Любовь -- кусочек цепочки ДНК у него на экране. Только он был властен сейчас над ней. Бьющаяся в судорогах тварь лежала у него на ладони. Достаточно сжать кулак...

Сергею ничего не стоит присовокупить этот ген к тому, что в ответе за аппендикс. Связи он установит, все получится. А дальше дело за малым -- так называемая пробная партия. Будет выращено несколько тысяч детишек с измененными генами. В течении пары десятков лет за ними будут наблюдать, тестировать, проверять. Вряд ли будут проблемы, опыт изменения генов уже наработан. Именно благодаря счастливому избавлению от рака было решено создать идеального человека.

И что же покажет проверка? Можно ли определить, что человек не умеет любить? Но разве же не это идеальный человек? Не будет ни депрессий, ни уходов в себя, ни пьянок из-за того, что тебя бросили. Когда ты самодостаточен, можно потратить все силы на собственное развитие, а не на вздохи под окнами или слезы в подушку...

Сергей выключил монитор. Он был не готов принять это решение сейчас. Завтра... Завтра он сможет ответить себе.

* * *


В доме было тихо. Тихо было и на улице, жизнь за городом в это время замирает очень быстро. Достаточно солнцу скрыться за горизонтом, как весь район погружается в предваряющую сон дрёму.

Сергей включил телевизор. Без звука, только для движущегося фона, чтобы стало хоть на минуту не так одиноко. А он действительно остался совсем один. Но прошло слишком много лет одиночества, чтобы он не успел к нему привыкнуть.

Сколько, пятьдесят или семьдесят? Сергей не мог назвать точную цифру. Он забыл уже, как это было давно. Все эти годы слились для него в одну сплошную серую ленту. Не бывает черного и белого, это лишь вначале получается расставлять чёткие границы между событиями и красить их в яркие цвета. Через какое-то время все ускоряется, как на перемотке. И уже нельзя различить лица, места, имена, события. Лишь размытые пятна на бесконечном сером фоне.

Если бы он сейчас захотел вспомнить её лицо, у него ничего не вышло бы. Маша давно превратилась в образ, в обрывок воспоминания, в тень. Но эта тень заслоняла всё, что случилось потом. Она отодвинула на второй план успех на работе, Нобелевскую премию, несколько изданных книг, женитьбу, детей. Всё это казалось мелким и неважным сейчас. Как только что просмотренный мыльный голливудский хит -- смотреть приятно, но при выходе из кинотеатра он в секунду выветривается из головы.

Он принял тогда решение. Но до сих пор, спустя больше чем пятьдесят лет, Сергей не уверен, что это было правильное решение. Лучше сделать и жалеть, чем жалеть, что не сделал, так кажется? А в чем разница, если будешь жалеть в любом случае.

Проект оправдал себя на все сто. Глобальный успех, массовые изменения генофонда. Ни один ребенок в цивилизованных странах сейчас не рождается, что называется, по старинке... По телевизору как раз показывали очередные статистические данные. "Смертность среди новорожденных упала на икс процентов, на игрек сократилось количество случаев заболеваний такой-то болезнью..." Сергей мог дублировать немого диктора на экране. Всё это правда.

Признание тогда получили многие, но в лучах славы купались далеко не все. Он был одним из тех, о ком заговорили. Ведь он тогда решил за всех. Сергей ухмыльнулся сам себе. Чертовски хотелось выпить, но больная печень давала о себе знать всё чаще. Даже чаще, чем тупая боль в сердце. Боль, которая так и не прошла.

Он убил любовь. Не свою, так чужую. Конечно, изменения в генах были замечены, но слишком поздно, пробная партия уже была запущена. Результаты оказались удивительными. Сергея прославили как случайного избавителя человечества от всех ментальных заболеваний. Никто не мог всерьез предполагать, что за цепочкой ДНК скрывалась любовь. Чудо-дети стали целеустремленными, способными, необычайно здоровыми... эгоистами. Идеальный эгоист не умеет любить, любовь к себе все же нечто иное.

Забавно, его собственные дети попали как раз в самую первую пачку "золотых" младенцев. К тому времени в его жизни появилась молоденькая симпатичная ассистентка, с которой было просто хорошо и несложно. Она принимала его таким, каким он успел стать, а ему было удобно рядом с заботливой и любящей девушкой. Быстрая свадьба, близнецы из пробирки, как дань работе, успех. А потом развод, делёж имущества, скандал. Всё это было словно не с ним, он почти не вспоминал о девушке. Иногда грустил о детях, но они достались жене, а после уехали и от неё. Они всегда были чужими и холодными, ведь они были "новыми".

Все "новые" были действительно идеальными людьми. Они всегда завоевывали первые места на любых соревнованиях и олимпиадах, заканчивали с отличием школы и университеты. Им не было равных в конкурсах при приеме на работу. В начале пресса очень любила освещать подобные успешные движения по карьерной лестнице тестовых экземпляров, но только до тех пор, пока это не стало банальным.

По всему миру начался бум, детей рожали только в специальных клиниках, где было возможно изменить гены. Родители ведь всегда хотели только лучшего для своих детей. Очень скоро подобная процедура стала обязательной и бесплатной, конвейер начал свою работу. Никто и не возражал.

Сергей недавно слышал, что один из его сыновей женился. Женился на такой же искусственной девушке. Пользуясь остатками своего положения, Сергей навел справки. Это был простой брак по расчету, он был выгоден им обоим. Свадебные фотографии производили удручающее впечатление. Зато он и она были удачливыми и дальновидными предпринимателями. Самое смешное, что их детям, если таковые появятся, не нужно будет даже в клинику обращаться.

Сергей встал, выключил телевизор. Еще немного подобных мыслей, и ему снова придется напиться, чтобы сгладить их горечь. Лучше лечь спать, чтобы завтра хмуро посмотреть в окно на такой же серый день, как и все предыдущие.

Он, не торопясь, поднялся на второй этаж, вылез из домашних тапочек и упал на кровать. Плакать он не умел. А иногда так хотелось. Слишком тяжело чувствовать себя последним человеком не Земле, умевшим любить.

[s18] Октябрь 2003 - Февраль 2004
Ты пишешь вообще хорошо, но это, извини, бред.
Подозреваю, что писал о своих переживаниях, но не суть. Имхо, человек, который так упивается жалостью к себе, как твой герой, любить не умеет. Это раз. И два: любовь - это эмоция, а эмоция не есть ген, это химия гормонов. Адреналин тоже гормон, как и эстроген и протестерон (сорри, если ошиблась в названиях) и эндорфин (который кстати выделяется при т.н. влюблённости), как и многие другие гормоны, и насколько я знаю, их веделение не зависит от генов. Поскольку человеку нравятся состояния, которые он испытывает при выделении тех или иных гормонов, он стремится их испытывать постоянно, но так не бывает, и при уменьшении количества горномонов удовольствия (адреналин, эндорфин и др.) в крови он испытывает уже дискомфорт (=страдает) и пытается создать ситуацию, которая вызвала бы выделение нужных гормонов. Наступает привыкание, потом зависимость, с которой не все могут справиться и осознать происходящее. Человек тоскует, жалеет себя, кстати, при жалости тоже выделяется гормон (сорри, не помню названия), но вызвать его выделение проще, чем эндорфин. Уж не знаю почему, но некоторые люди предпочитают жалеть себя, чем стремиться к новой любви, когда старая умерла или прошла. Можно много ещё всего написать по этому поводу, но я считаю, что селовек наслаждающийся жалостью к себе любить не умеет, даже себя.

Так что твой герой может и генетик, может и желает убить способность людей испытывать радость (=любовь), но это не из области генной инжерении.
Я бы рекомендовала тебе не стремиться к тому образу, который ты обрисовал. А то уж ну очень сильно просматриваются параллели, уж извини.

В общем не понимаю визгов восторга, но это моё личное имхо, на которое имею полное право, как и все.
Это спор точности и эмоций, логики и чувств, научного и художественного. Вы напираете на неточность текста, но вряд ли сможете утверждать, что все художественные тексты точны с научной точки зрения. По мне, для художественного текста точность не важна. Хотя, текст в котором видно ошибки трудно воспринимать так, как хотелось бы автору.
Не могу не согласится. Здесь ген любви - всего-лишь метафора. Важно исключение самого увства из человека. А что это будет, выгнанный демон, трепанация черепа, глубокий гипноз, не важно..Важна суть, но об этом у меня отдельный пост:)
знаете, когда настолько явное незнание казалось бы элементарных чещей, то молчать трудно. текст сошёл бы за фантастику лет эдак 100-150 назад, когда мало что знали о генах. вспомните "Гипербелоид инженера (ээ .. не помню фамилию)", так автор ошибся в терминологии, по всем смыслам его приборо должен был называть Параболоид, но публика тогда ещё не зная таких тонкостей в математике проглотила произведение. здесь примерно тоже самое.

если уж хочет подбирать метафоры, заставить читателя образно мыслить, то над этим надо серъёзно поработать.

насчёт смысла: не помню кто сказал: "если произведение (картина, музыка, рассказ и т.д.) вызывает эмоции, неважно какие - положительные или отрицательные, то произведение хорошее". с этой точки зрения можно сказать, что данный текст хорош, ибо лично у меня вызвал массу негативных эмоций к герою от жалости до отвращения, в противовес другим читателям. логику героя вижу такой: "раз у меня не получается ходить, дай ка и я другим ножки пообрубаю". недостойно уважения ни само решение, ни сама мысль, ни отсутсвие желания бороться со своими проблемами самому, т.е. пробовать дальше до победы, ни тяга оказать "услугу" человечеству. он предпочёл сложить лапки и изобоажать из себя мученника. наверное, такая жизнь ему нравится больше, но зачем решать за других.
Что ж, именно ненависти к герою я и хотел. Хотелось, чтобы читатели возненавидили его так, как он сам себя ненавидел.. Я вообще уважаю антигероев, именно над одним таким сейчас работаю..

А что касается рассказа вообще, то мне он самому не нравится. Отчасти потому, что у меня не хватило терпения поискать нужную информацию о тех самых гормонах и генах. Это скорее набор мыслей, собственных обид и переживаний. Тем не менее он мне по-своему дорог, и я действительно рад, что рассказ произвел хоть какое-то впечатление.
..есть такое понятие - научная фикция... вам знакомо?

полностью логически объяснить вы не можете ничего из этой литературы, на то и фикция..

но всё же, она не абсолютно илогична, это не пустые размазанные по бумаге сопли - на то и научная..

сайленсу: мне понравилось, очень
трогательно
Честно говоря интересно было читать только первую часть. Чувственно, нервно. Дальше идёт скрытое отчаинье, из-за неснособности бороться со соими чувствами, сваливая всё на ген любви (не важно, как это представлять, как гармон или область в мозгу). Из-за этого повествование становиться затяжным, скучающим. (...А потом развод, делёж имущества, скандал...).
Вобщем идеи 2-ой и 3-ей части очень напоминают роман "Мартин Иден" Джэка Лондона. Для полного соответствия жанру "Романов о Потерянной Любви И Пришедшего В Последсвии Успеха" не хватает только появления на горизонте Той, которая не долюбла, но потом , на пике славы, решила вернуться..."Но уже ничего не хотелось - вязкая и холодная Скука полностью поглотила нашего Героя..."(или что-то в это роде:))
Что-то от Замятина, что-то от Стругацких...
слог хороший, но больше похоже на два рассказа, чем на нечто целое.
В любом случае, понравилось.
молодец.
только сдается мне, что борьба с геном любви имела бы другие последствия ((
Если честно то я не терплю таких текстов с "кухонным" содержанием, когда все приноситься на этом обыденном уровне, а не заглядывается далеко, так далеко как надо было для понятия всей ситуации, и заглядывается на каких-то вещах, которые зачастую хоть и вызывают у нас понятия мысли, но одновременно и опускают, занижают ее.
p.s. IMHO
девушка ушла не из-за "гена любви". просто из текста видно, что парень эгоцентрик и всего навсего не желает прислушиваться к другим людям, вот они и уходят.Маща любила Сергея раз возвращалась к нему, а он "не обращал внимания на все её поступки и едкие фразы", т.е. она ему хотела объяснить что-то, а он не хотел видеть реальность. это просто глухота к другому. и генами тут не объяснишь "рок". и ползанье на коленях тоже не поможет. :-//
Есть страсть, а есть любовь. Страсть перегорает, вспыхивает и затухает очень быстро. Любви же обчно нужно большее время, чтобы стать настоящей, но и горит она дольше, хоть и не так жарко... Маша ушла, потому что перегорела.
ну собственно фраза из Сплина в которой якобы сказано все на самом деле была не про любовь а про блюз...
а в остальном тоскливо
слишком предсказуемо
и уже было - какой то фантаст американский написал рассказ про поколение "холодных" людей
правда там гены не трогали, просто уровень образования превысил допустимые пределы...
но смысл тот же на 100%