Мужество

Я слишком хорошо помню тот эпизод. Даже спустя столько лет. Звонок в дверь. Поворот ключа. Её заплаканные глаза. “Я тебе изменила” вместо приветствия.

За неделю до этого она вернулась из поездки, в которой сильно простыла, и мы виделись с того момента лишь раз, на какие-то полчаса, когда я навестил её сопливую и температурющую дома. Её странное потерянное настроение я тогда списал на болезнь.

А в тот день, едва поправившись, она должна была уехать ещё на несколько недель в отпуск с семьёй. “Не надо меня провожать, лучше я сама заеду”. Я снова не придал значения. Или мне просто было всё равно тогда, не помню. Месяцы и месяцы до этого момента навсегда скрыты в тумане.

“Я тебе изменила”, почти прошептала она, стоя на пороге, и я до сих пор не могу сказать, что именно я почувствовал в тот момент. Ничего, наверное. Меня словно выключили. Я спокойно пригласил её зайти, предложил чаю, автоматически задал понятные вопросы.

“Почему ты такой спокойный? Я думала, ты просто захлопнешь дверь”. Моё холодное равнодушие испугало её. “Или что будешь кричать. Почему ты не кричишь на меня? Ты слышал, что я сказала?”

Она хотела, чтобы я кричал. Чтобы я тут же послал её, оскорбив всеми возможными словами. Так было бы проще сделать то, что она собиралась сделать.

“Я от себя такого не ожидала”, прошептала она. “А я ожидал”, жестоко соврал я в ответ, игнорируя её мокрые глаза. “Практически знал”.

Меня там не было. Вместо меня отвечал робот, репликант. Моя крайняя степень эмоционального потрясения — именно такое ледяное спокойствие и безразличие. Именно с этим безразличием на лице я способен говорить и совершать самые жестокие вещи. Она тогда решила, что мне всё равно. Если бы.

“Так что, раз ты ждала, что я буду рвать и метать, что выставлю тебя за дверь, получается, ты пришла всё закончить? Тебе ведь не нужно моё прощение?”

После паузы она подняла глаза. “Как я теперь могу быть с тобой и смотреть тебе в лицо? Ты ведь меня никогда не простишь”. Где-то внутри я начал кричать, приходя в себя, но всё ещё недостаточно громко, чтобы вынырнуть из оцепенения. Но это была лишь часть ответа. “Я позволила себе захотеть другого, ответить на поцелуй, не остановила его. Значит, это конец. Значит, что нас больше нет”.

Я тогда в продолжении сказал ещё много жестоких и циничных слов. С тем же безразличием в голосе, да. Я защищал себя. “Что ж, наверное, это к лучшему. Лучше сейчас, когда мы не женаты, у нас нет детей и нам нечего делить”, подытожил я в конце. “Хорошо тебе отдохнуть”. I was a fucking asshole.



Лишь спустя почти месяц, когда она возвращала мои вещи, я осознал, что это действительно всё. Только тогда я понял, как сильно любил её, и как на самом деле не хотел её терять. После случилось ещё много некрасивых сцен, отчаянных жестов, слов на бумаге, на экране и вслух. Я молил об ещё одном шансе, уверял, что всё будет иначе. Но она приняла решение. И мне никогда до этого не было так больно. Хотел бы я сейчас сказать, что и никогда после, но не об этом сейчас.

Сотни раз я прокручивал в голове ту сцену. “Я тебе изменила”. Ведя бессмысленные диалоги сам с собой, я злился, ненавидел её, ненавидел себя. До сих пор, наверное, ненавижу, потому что никто кроме меня не был виноват в том, что случилось, и как всё закончилось. Но и это тема отдельного разговора.

Мог ли я что-то сделать иначе в тот момент? Был ли шанс всё исправить прямо тогда, когда я заваривал чай, вместо того, чтобы попытаться обнять её? Пожалуй, нет. Потому что она оказалась гораздо сильнее меня. Она смогла быть честной даже не передо мной, а перед самой собой.

Только сейчас, наверное, я могу до конца понять, каким сложным и сильным было то решение для неё. Ведь она любила меня. Любила больше, чем кто-либо до или после. И ей было так же больно как и мне, если не больнее, резать по-живому. Но она поняла, что это начало конца, что с того момента мы могли лишь медленно умирать рядом, отравляя дни друг друга, превращаясь в чужих людей. Любое продолжение лишь продлило бы агонию.

И я сейчас благодарен ей за то, что она оказалась сильнее. Что она взяла на себя ответственность. Я уважаю её за это. Я был трусом, панически боялся боли, боялся одиночества. До сих пор не понимаю, как ей тогда хватило мужества.





Последние записи в журнале

  • Следующая

    Свайп, свайп, пауза, свайп. Толстая, страшная, страшная, толстая, ничего так, скорее всего фейк, фото со спины, толстая, фото с бойфрендом, ужасные…

  • Два ноль один семь

    Встречать новый год вдвоём. Берлин. Бранденбургские ворота. Салют на Парижской площади. Спрятанное шампанское. Взрывы петард словно боевые…

  • Нелюбовь

    Сколько подобных историй я слышал? Симпатичный, умный, хорошо зарабатывает, в постели, вроде бы, тоже всё в порядке. Или красивая, из хорошей семьи,…

Вообще не понимаю, что хорошего и смелого в том, чтобы расстаться людям, которые любят друг друга и подходят друг другу. Ломать свою жизнь и жизнь партнера из-за принципа? Красиво, как в сказке. И совершенно не нужно в реальной жизни. Так просто бросить все, как испорченный рисунок. А вот строить отношения дальше - не идеальные отношения не идеальных людей - это нет, это сложно, это на красивую картинку не похоже. Ну хотя если человек выбирая между любовью и красивой картинкой, предпочитает картинку - наверное, любовь не так уж и нужна.
Если есть, что строить, что сохранять, то да, конечно, можно вести разговор дальше. Но сколько на самом деле настоящего в таких отношениях? Как часто люди заходят в абсолютный тупик в своей жизни под флагом "работы над отношениями"?

“Что-то у нас не ладится, хм, наверное надо попробовать начать жить вместе. Чёрт, всё равно как-то не так, надо, наверное, организовать свадьбу, хоть какая-то совместная цель. Нет, всё равно что-то не то, надо тогда завести ребёнка.” What a stupid way to fuck up your life.

Одно дело работать над чем-то настоящим, имеющим смысл, и совсем другое – оживлять труп, притворяясь, что это и есть то, что ты хочешь.

Картинка или реальная жизнь – не так важно. У каждого своя реальная жизнь, есть люди, которые умеют картинку делать жизнью, есть другие, которым наоборот, хватает приземлённости и размеренности. Важно, когда два человека двигаются в одном направлении, делят переживания, планы, мысли на двоих, без перетягивания одеяла на свою сторону.
"Одно дело работать над чем-то настоящим, имеющим смысл, и совсем другое – оживлять труп, притворяясь, что это и есть то, что ты хочешь. " - во, а самое главное - правильно понять, что труп, а что нет =)
По вашему описанию, вы убили живое. Но может, вы немного приукрасили в описании, и я вижу живое там, где вы оба уже видели мертвое. Тогда я ошибаюсь, и вы оба правы. Вы видели мертвое?
Совершенно неважно, что видел я. Важно, что видела она, и этого я сейчас не могу сказать. Но она приняла решение, и она его удержала, несмотря на мои попытки обернуть всё вспять. И это было правильное решение.

Веры, желания и чувств одного человека недостаточно. "Моей любви хватит на двоих" – это полнейшая херня.
Да. Отношения возможны до тех пор, пока они нужны обоим. В этом нет никакого сомнения. Если она видела ваши отношения мертвыми, то тогда конечно, она приняла правильное решение, и не важно, что чувствовали и думали вы. Тем более, что она же за вас в любом случае решила, что вы ее никогда не простите. Что же вам оставалось =)
Ну и в любом случае, в большинстве жизненных ситуаций правильных решений более одного. Расстаться - тоже вариант правильного решения.
Вещи в последнем абзаце очень крутые, особенно если ты действительно внутренне согласен с написанным и можешь не держать зла. Это непросто.
Очень сочувствую героям повествования - они погрязли в стереотипах. На мой взгляд, с кем-то поцеловаться и переспать это не измена. Измена это что-то куда серьёзнее, например исподтишка вести двойную жизнь, расходуя деньги партнёра, или залететь не от него, соврав. Если по любому маломальскому увлечению надо придавать такую гигантскую церемониальность, то что будут делать эти люди, если/когда действительно накроет? Или вот: с кем они остатутся? С тем, кто "не изменяет", или с тем, кто изменяет, но просто предпочитает не болтать об этом proactively? :)
У каждого своя измена. Важен не сам факт поцелуя, ребёнка от другого или ещё чего-то. Важно то, что это значит для конкретного человека. Для одного это будет мелочь, выскочивший прыщик, не больше. Для другого – тот самый симптом, который предупреждает о болезни гораздо более опасной. Нет универсальных рекомендаций, каждый решает для себя.
Тут, кмк, разница не количественная, а качественная. Чтобы измена была чем-то плохим, она должна причинить ущерб. Ущерб единственная причина которого - стереотипная установка - весьма сомнительная (и манипулятивная) вещь. Наверняка у тебя были ситуации, когда тебя партнёр просит или даже требует что-то не делать, потому что его это обижает. Если при этом ты не веришь, что такая вещь должна обижать, это ущемление свобод, и обидно уже само ограничение. Понятно, что я могу напридумывать совершенно любых вещей, на которые я мог бы обижаться, но в этом случае ущерб целиком надуманный.

Если допускать личное пространство/время у партнёра как нечто "совершенно нормальное", то одноразовый секс, скажем, в какой-то в поездке может нанести ущерб разве что только залётом или заражением. Если ни того, ни другого нет, и всё делалось безопасно, то где он, ущерб?
Если бы отношения между людьми подчинялись каким-то общим правилам и логике, было бы намного проще. Я сам часто люблю рассуждать об очевидных и разумных поступках в каждой конкретной ситуации, но это сознательное лукавство. Со стороны всегда виднее, конечно же. Но реальность такова, что если у тебя хватает холодного разума, чтобы всегда поступать правильно, то чувств там может и не быть вовсе. Я не верю в отношения по-договорённости, в которых нет чувств или эмоций. Но это тема отдельного разговора, не хочу ее развивать.

Ущерб в голове. Всегда в голове. Кому-то и на ребёнка чужого будет плевать, а если обоих всё устраивает, то в чём проблема? Но если человек для себя решает/понимает, что это (что угодно, на самом деле) есть начало конца, то можно либо продолжать настырно двигаться в направлении бетонной стены, либо всё же как-то честно признаться себе в том, что лучше сойти на ближайшей остановке.

Повторю то, что я написал выше. У кажого своя измена. Нет универсальных правил. Это не какой-то общепринятый кодекс или закон. Измена – это когда ситуация в паре перестаёт быть приемлемой или исправимой. Пусть даже для кого-то одного из двух.

Дело не в том, такой ты или нет. Никто не такой. У каждого есть право на что угодно, пока это устраивает обоих. Но гораздо хуже, когда что-то, что ты делаешь, перестаёт устраивать тебя самого. Самое отвратительное лицемерие в этом случае – делать вид, что всё нормально, продолжать как ни в чём не бывало. Себя можно обмануть, если очень хочется, но это редко когда надолго.
Простите, вы серьезно? Она/он осознанно отвечает на поцелуй, вполне себе внятно снимает с себя всю одежду, смотрит на часы, остается на ночь. Если это не измена, то предательство, если не предательство, то подлость. Называйте как хотите, но строить после такого что-то дальше это потеря времени. Будет красивая игра, а реальной жизни уже не будет.
Я посмеялся на словах "осознанно отвечает на поцелуй". Вот, прямо сидит, уравнение составляет и выводит расчёт, что ей рационально выгоднее сейчас сделать - целоваться и "изменять", или лучше ну его. Весь этот полнейший анализ последствий делается за те доли секунды, пока надо принять решение (пока губы собеседника летят к поцелую), гормонов, эмоций и прочего неадеквата, конечно же, нет никакого - взрослые люди, ответственные, ага :)

Мне кажется, безответственностью как раз наоборот: завязывание фундамента долгосрочных отношений на способность противостоять эпизодам сиюминутного притупления бдительности, которые без такой привязки были бы, в принципе, совершенно безобидными. Ну, т.е., на мой взгляд, наибольший неадекват не в том, чтобы поддаться соблазну (это, как раз куда более естественная вещь, чем в пуританском обществе принято думать), а в том, чтобы на основе такого эпизода рушить отношения, сжигать весь investment.