October 29th, 2004

Я забуду свой смех

7 ноября 20_7

Вчера мне исполнилось семнадцать. Сегодня я решила начать новый дневник. Пора становиться старше, неправда ли? Устала я от розовых сердечек, не менее сопливых четверостиший, обращений "Дорогой дневник" и прочего девичьего бреда.

Я буду обращаться к тебе на "ты". Я не знаю, кто ты. Может быть, ты – это я сама через много лет, а может, ты моя дочь или даже внучка. Хотя, не хочется столь далеко заглядывать. Пусть я и стараюсь казаться старше, чем я есть на самом деле, кое-что меня всё ещё по-детски пугает. Так что оставим тему внучек. Пусть это будешь просто ты, читатель.

Я привыкла писать дневник, меня к этому приучили дедушки. Но раньше он был не более чем собрание впечатлений за день или два. Я же пытаюсь, наконец, понять, к чему стремлюсь, чего хочу. Ты можешь улыбаться, читая это, но мне действительно страшно. Все мои подруги уже обзавелись планами до конца собственной жизни. Уверена, они и свои похороны успели распланировать, не то что свадьбу или семью. Я буду записывать всего лишь собственные мысли, размышления, рассуждения, чтобы чуть позже перечитать их и разобраться с ответами на те вопросы, которые я не успела ещё задать сама себе.

Старый свой дневник я сегодня закопала в саду. Там ему и место, под старыми вишнями.

Collapse )

[s32] Октябрь 2004

Ответ на один вопрос

Монетка со звоном свалилась на дно небольшой стеклянной трубки. Через секунду струя воздуха подбросила её вверх и запустила по длинному пути, напоминающему американские горки в миниатюре. Конструктор этой нехитрой игрушки явно ставил перед собой задачу как следует помучить зрителя. Переплетение стеклянных трубок было столь густым, что можно было с легкостью поверить в дорогу длинной не меньше километра, по которой должна прокатиться монетка, прежде чем упасть на дно.

Мужчина лет сорока внимательно следил за этим небольшим путешествием. Он был одет в потёртый костюм, который некогда был весьма даже элегантным и в чём-то модным. В одной руке мужчина крепко сжимал блокнот в синей обложке. Если присмотреться, можно было различить на ней почти вытертый силуэт парусника, нарисованный прежде золотой краской.

Наконец, монетка исполнила последнюю мёртвую петлю и вывалилась из трубки на большую площадку в основании чудо-машины. Замигали десятки лампочек, что-то заурчало в глубинах аппарата, после чего он изрыгнул из себя талончик, а монетку смахнула хитрая щётка, похожая на ежа.

Мужчина достал из внутреннего кармана очки, деловито надел их, после чего взял талончик с единственной надписью: "Вам повезёт".

– Шутники, – с улыбкой пробормотал он и вложил талончик в свой блокнот.

Обернувшись, он внимательно посмотрел на номера, горевшие над несколькими миловидными девушками, сидевшими за стойкой поодаль. Очередь ещё не подошла. Никого кроме него в фойе больше не было.

Помявшись пару минут на месте, мужчина решил всё же присесть в одно из кресел, которые были аккуратно расставлены вдоль стен. Не успел он с комфортом расположиться возле обширной кадки с тропической пальмой, как мелодично зазвучал гонг, а на одном из табло высветился его номер.

Collapse )

[s31] Октябрь 2004