Category: игры

(no subject)

Иногда, оглядываясь на очередной оставшийся позади неприятный эпизод, будь то неуклюжая ссора или просто неловкая ситуация, ловлю себя на детской уверенности, что это всё случилось не по-настоящему, словно я только что поучаствовал в репетиции, и мне ещё обязательно представится шанс исправить все мои ошибки, какими бы значительными они не были. В такие моменты я успокаиваю себя, что когда я наконец стану взрослым, всё будет совсем иначе, и я неизбежно научусь подбирать правильные слова и справляться с любыми проблемами, как это делают настоящие взрослые.

А потом я вспоминаю, что настоящая взрослая жизнь – это здесь и сейчас. В соответствии с моими детскими представлениями, я давно вырос, и никакие оправдания собственной глупости или слабости теперь не принимаются. Только я сегодняшний в ответе за себя завтрашнего, и уже не получится переложить ответственность на чужие плечи.

Вот уже несколько месяцев не могу выкинуть из головы мысль, прочитанную в The Gum Thief. Принято считать, что взросление неизбежно, что каждый из нас неминуемо станет старше, мудрее, опытнее, стоит только перешагнуть через какой-то определённый по счёту день рождения. Когда мы общаемся с людьми старше, скажем, двадцати пяти, мы уверены, что они взрослые, они способны отвечать за свои поступки, они научились брать на себя ответственность за свои слова.

На самом деле, взросление – это сознательный, практически насильственный процесс, не имеющий ничего общего с встречей очередного нового года. Сменяющие друг друга числа на календарях не делают нас старше. Человек становится старше только тогда, когда решает стать старше. Мы становимся старше, заставляя себя принимать решения, заставляя себя выбирать. Мы решаем пожениться, развестись, поменять работу, уехать в другую страну, завести детей, начать собственное дело. И я знаю многих, кто в тридцать-сорок лет так и остался ребёнком, несмотря на возраст, а также я знаю тех, кто уже в двадцать намного старше меня.

За прошлый год я повзрослел намного больше, чем за три года до этого. Не знаю, хорошо это или плохо, но я чувствую, как сильно я изменился. Что-то потерял навсегда, что-то приобрёл. И это именно совокупность решений, принятых мной за год, сознательное насилие над собой, пинки под зад, которые я раздавал самому себе, чтобы выполнить свои прошлогодние new year's resolutions. И на этот год я уже составил себе новый список. Так что, someone hit the light 'cause there's more here to be seen.

Collapse )

(no subject)

Компьютерные игры помимо всего прочего любят делить на линейные и нелинейные. Последние должны предоставлять игроку свободу выбора действий, в результате чего у игры появляется несколько различных концовок. Таким образом разработчики пытаются (пока, правда, не слишком успешно) приблизить миры виртуальные к миру реальному.

Принято считать, что наша жизнь нелинейна, что у нас всегда есть выбор, и от выбора этого зависит, где именно мы окажемся завтра. Всё может измениться уже завтра, верно? Может, но не изменится. И дело тут вовсе не в пресловутой судьбе, которая является самым простым оправданием для лени и нерешительности.

На самом деле в жизни каждого не так уж много действительно поворотных моментов. Большинство развилок на нашем пути фальшивы. Альтернативные тропинки очень скоро вновь приводят нас к той же дороге, с которой мы свернули ещё недавно. Можно с большой долей вероятности предсказать, как закончит жизнь большинство из нас. Мы двигаемся по рельсам, проложенным за нас.

Мы не спешим делать настоящий выбор не потому, что боимся последствий, а потому, что нас ужасает сама мысль о необратимости поступка. Нам никто не дал возможности сохраниться, как в какой-нибудь компьютерной игре, а потому мы руководствуемся установленными указателями, переходим дорогу только в положенном месте, предпочитаем выбирать самый безопасный путь, хорошо изученный, гарантирующий нам нашу маленькую синицу в руках.

Поэтому мы ждём. Ждём подходящих моментов, ждём, когда закончится плохая погода, когда получим зарплату, ждём следующего понедельника, конца зимы. И когда мы, наконец, принимаем решение, оказывается уже поздно.