Category: лытдыбр

Сделать и не жалеть

Есть один ненавистный мне оборот: «Я собирался сделать, но». Универсальная такая индульгенция. С одной стороны, ничего и не сделал, а с другой — тот факт, что собирался, как бы приравнивается к тому, что сделал. Обычно это произносится таким вроде извиняющимся тоном, но ожидания у человека, что ты похвалишь его за само намерение.

«Я хотела тебе позвонить, но решила, что ты уже спишь». «Я собирался написать, правда, но потом подумал, что тебе это не нужно». «Я хотела прислать фото, чтобы посмешить или подразнить тебя, но потом решила не отвлекать». «Я хотел заехать, но было уже поздно». «Я даже подарок выбирал, но в конце подумал, что ты лишь посмеёшься». Всё это больше похоже на издевательство. У тебя перед носом покрутили вероятным приятным развитием событий, а потом резко отобрали его, да ещё и переложили на тебя вину за то, что не получилось. И правда, а чего это ты спал, почему сам не написал?!

Я такое расцениваю просто. Если хотелось, но не сделал, значит не очень-то и хотелось. А если желание действительно было, но ты стормозил, отступил или струсил из-за надуманных причин, то это ещё хуже. Причины, кстати, всегда надуманные. Всегда. Стереотипы, навязанные тебе чужие правила, глупые обычаи, а чаще всего просто страхи, но никак не причины.

Collapse )

Нелюбовь

Сколько подобных историй я слышал? Симпатичный, умный, хорошо зарабатывает, в постели, вроде бы, тоже всё в порядке. Или красивая, из хорошей семьи, заботливая, неглупая или даже вполне себе умная, хорошо делает и омлет, и минет. То есть на бумаге всё отлично — замечательный вариант для серьёзных отношений и, может, чего-то большего, но что-то всё равно не так.

Друзья мои на этих словах обычно замолкали, понимая, насколько глупо они звучат. И действительно, думал я, чего им не хватает? Ведь встрече с этим новым именем предшествовали месяцы если не годы рассказов о том, какие все вокруг дуры и мудаки, и что нормальных людей сегодня встретить почти невозможно. А тут действительно хороший парень/девушка, с большинством желанных плюсов в ассортименте.

У нас ведь у каждого есть свой список требований к будущей избраннице или избраннику. Все эти «узкие джины, шея и плечи», и другие обязательные параметры. И список пополняется с каждым новым человеком, которого мы впускаем в нашу жизнь, пусть даже ненадолго. Словно опции при покупке автомобиля — если в предыдущей твоей машине имелись подогрев руля и вентиляция сидений, то и в следующей они тоже должны непременно присутствовать, иначе ведь это своего рода шаг назад. Но ещё хорошо бы, чтобы добавились и новые фишечки, иначе и прогресса нет, а как же без прогресса-то?

Collapse )

Взлёт и посадка

Я сжимаю руль, ловлю на себе её взгляд. Она ждёт. Улыбается, прижимает к себе сумочку, смотрит на подъезд, потом снова на меня. Наконец звучат ожидаемые слова благодарности за приятный вечер, киваю в ответ. Она всё ещё ждёт, хотя понимает, ничего не будет. Снова.

Я парализован. Я восковая фигура. Я деревянный истукан. Но это не страх, сомнения или волнение. Это мой осознанный выбор.

На улице давно темно, тусклые фонари не в силах пробраться в салон. Контуры её лица едва обозначены оранжевыми огнями приборной панели, но этого достаточно. Я хорошо помню, как она выглядит. Чертовски мила, длинные тёмные волосы, идеальная фигура. Мне очень нравится её фарфоровый курносый профиль, и сейчас, когда она уже практически разочаровано уставилась куда-то вперёд, я хорошо вижу, как она поджимает губы в едва читаемой обиде. Прости, дело действительно не в тебе.

Она мне нравится. Давно. Но когда это имело хоть какое-то значение? Для меня — точно никакого. I just don’t feel it yet, and I need to feel. At least something.

Минутами позже, выворачивая на трассу, по старой привычке начинаю разговор с самим собой. “Что с тобой не так”, задаю я вопрос, повисающий в воздухе, своего рода итог вечера. Итог года, если угодно. Лучший вариант эпитафии для моего надгробия. Что же со мной не так?

Collapse )

Вторичность

Принято считать, что рано или поздно в жизни наступает момент, когда по-настоящему новые события, вещи или эмоции начинают встречаться всё реже, и абсолютно всё становится вторичным. Где бы ты ни был, что бы не делал, ты оглядываешься по сторонам и повторяешь печальное заклинание: Been there, done that.

Новые знакомства не несут ничего действительно нового. Разнообразие людей в жизни каждого обусловлено в первую очередь его личной интересностью для окружающих, а ты ведь, признайся, на самом деле довольно скучен.

Работа — ежедневное повторение заученных движений. Будильник, зубная щётка, душ, “два комплекта униформы, сменяющие друг друг через отрезки уставного времени”; нехитрый завтрак, рутинная прогулка до машины или остановки общественного транспорта, иногда разбавленная ритуальным подношением мусорному баку, да визитом на почту. На работе всё те же, всё то же. Утренний кофе, проверка социальных сетей, проверка почты. Задачи, задачи, задачи, рабочие встречи, задачи. Не так важно, где ты работаешь, в офисе или на круизном лайнере, везде своя рутина.

Чем дальше, тем хуже. Каждый день ты всё ближе к точке невозврата. После пересечения этого невидимого (и насквозь надуманного, конечно же) рубежа лишь единицы способны решиться на… На что угодно, на самом-то деле. Потому что ипотека, семья, дети, предстоящий отпуск в “куда-там-сейчас-все-ездят”, кредитная Kia. This is your life, and it’s ending one minute at a time. Да и черт бы с ним, верно? Что уж тут теперь, все так живут, разве нет?

Collapse )

Пункт назначения

Я смотрю на мигающий курсор и не знаю, как начать. Сколько уже прошло, неделя? Больше? В голове наконец опустело. Позади больше шести тысяч километров, впереди даже не знаю сколько. Почти шестьдесят часов за рулём.

Если никто не знает, что ты умер, то ты как бы и не мёртв. Если никто не знает, что ты жив, тебя и нет на самом деле.

Я сбросил содержимое телефона, заменил сим-карту, деактивровал профили на Фейсбуке, поставил out-of-office уведомление на рабочей почте. Старая сим-карта осталась дома на столе. Перед выходом я попрощался взглядом с пустой квартирой, потом встретился глазами с кем-то в зеркале в прихожей. Я так и не знаю, с кем.

За день до отъезда я дописал письмо, подписал, запечатал его в конверт и передал курьеру. Его должны были доставить на следующий день, когда я был уже чёрт знает где.

На самом деле, никто не знает, где я. Ни один человек. От меня осталась лишь тень, я призрак, меня не существует.

Collapse )

(no subject)

Всё повторяется. Я снова там же, где и два года назад. И ещё три года до этого. Я снова тот же. Немного иной антураж, новая причёска, другая работа. Но это совсем не то, что меняет нас, делает другими людьми. Другими нас делают те, кто с нами рядом. И когда ты один, ты вновь становишься прежним. Возможно, отчасти поэтому многие так спешат "найти кого-то". Мало кто хочет оставаться тем, кем он является на самом деле.

Антидепрессанты пачками, пустой холодильник, вечно холодный метр кровати, одно одеяло вместо двух, бесконечные сериалы и фильмы, новые никчёмные игрушки, переходящий в пятницу понедельник, алкоголь, клубы, "кое-что ещё", но всё чаще просто пустые выходные и вечера ни о чём. По-началу я ещё заставлял себя двигаться, встречаться с друзьями, летать куда-то, планировать что-то, но сейчас завод кончился, всё осточертело. "Даже плюшевые игрушки мне не милы".

Конечно, совсем прежним я теперь уже не буду. Что-то в нас всё же меняется со временем, с каждым новым человеком, прошедшим через нашу жизнь. Чуть другие мысли, пачка свежих воспоминаний, немного новых сожалений. Что-нибудь ещё?

А ведь я был уверен, что к своим двадцати восьми я уже достаточно напиздострадался, и что меня никто и ничто не сможет вышибить из колеи. Что я сильный и рассудительный, справлюсь с любым расставанием, не потеряв лица, без лишних соплей. Сложно даже передать, как я ошибался. Никогда прежде мне не было настолько больно. Но то, что не убивает нас, делает нас сильнее, верно? Почему же я не чувствую себя сильнее?

Collapse )

(no subject)

Сегодня мой любимый коктейль — лытдыбр и рефлексия в одном стакане в случайных пропорциях. Тщательно перемешать, разбить на абзацы для удобства восприятия, подавать охлаждённым к обеду.

После нас хоть потоп. Видеоигры заменят нам кино. Я бываю педантичен и опрятен до тошноты, но не могу помыть окна у себя дома уже два года. Бесят точки в заголовках. Я почти влюбился, но вовремя остановился. Всё всегда кончается плохо, иначе не заканчивалось бы. В Лондоне женщин нет, но зато есть футбол. Ещё в Лондоне есть низкий курс фунта. В клубах в Лондоне есть музыка и пиво в маленьких "ноль-три" стеклянных бутылках, но всё так же нет женщин. То, что есть, это треугольные мутанты с маленькими лицами и огромными жопами. Кейт Мосс сделали не в Лондоне.

Я чередую женские имена. Я не в восторге от себя, но я работаю над этим. За последние два месяца я пропил то, что раньше зарабатывал за год. Меня бы сейчас обрадовал телефонный звонок от пары номеров в записной книжке, хотя, наверное, не стоило бы поднимать трубку. Мне сообщили, что у меня хороший гороскоп, и мне по жизни должно везти. Пожалуй.

Collapse )

Такие вот пирожки с котятками. Каждое из предложений выше — это не написанный пост. Но я отвечу на вопросы. По возможности.

(no subject)

Чтобы меня не упрекали в излишнем шовинизме, давайте теперь о мужчинах. Да, нам действительно обидно, что в самом начале самостоятельного жизненного пути у женщин есть столь весомое преимущество в виде упругих аппетитных форм, а наши сомнительные одноглазые прелести никому не нужны даже бесплатно. Более того, чем старше мы становимся, тем большим оказывается контраст между тем, что мы заработали своими руками и головой за годы, и тем, что молодые девки получают раздвинутыми ногами за несколько ночей.

Мы тоже хотим трахать супермоделей в их курносые задницы, пить дорогие напитки, ездить в роскошных итальянских суперкарах, но всё это мы хотим здесь и сейчас, а не потом, когда уже не будет толком стоять ни на что. И нам постоянно кажется, что природа к нам несправедлива, обделив возможностями юной бляди, которой всё, по нашему мнению, даётся чересчур легко. Мужчины вообще постоянно жалеют себя, особенно эта наша быстрорастущая прослойка среднего класса, когда уже вроде бы и не в коммуналке спирт бодяжишь в гранёном стакане, но ещё не на своей вилле с бокалом дорогущего вина и двумя сисястыми тёлками у ног. Чем больше зарабатываешь, тем больше не хватает.

Всё, что нас окружает, только вещи, и не более того. От этого мы постоянно одиноки, от этого мы так падки до красивых цацек и дорогих игрушек. Поэтому мы не можем успокоиться, остановиться на чём-то одном. Нас раздражают стареющие машины и стареющие подруги, раздражает телевизор прошлогодней модели, раздражает микроволновка на сто ватт меньше чем у соседа. Вас всё ещё удивляет, почему мы умираем на двадцать лет раньше женщин?

На самом деле мужчина-неудачник во много раз более жалок любой старой тётки, какой бы мерзкой стервой та не была. И если для женщины основное её природное предназначение так и осталось главным в жизни, пусть и со скидкой на современные реалии, то мужчины сегодня почти бесполезны. Женщины научились содержать себя и своих детей сами, так что наша, вроде бы, главная функция перестала быть актуальной.

Вот мы и паникуем, не зная куда себя пристроить. В каждом из нас куча нереализованных амбиций, и куча эта постоянно воняет, просится наружу. И если раньше за нас всё решали другие люди, ставя нам определённые цели в виде армии, института, семьи, то сейчас мы, вроде бы, сами вольны решать, но ведь это сложно и страшно. Никто из нас не хочет ломать свой привычный быт, отказываться от тёплого и мягкого кресла ради призрачных и столь далёких целей.

Мужчина, постоянно жалеющий себя, отвратительное зрелище. И ладно бы он упивался своим бессилием и неспособностью что-либо изменить наедине с самим собой. Но нет, такие будут с гордым видом покупать пятилетние BMW, парковаться на стоянке для инвалидов у самого входа в дешёвый супермаркет, скандалить с кассиршами из-за неправильно пробитой пачки сигарет. Они будут сквозь зубы цедить проклятия в адрес загорелых блондинок за рулём новеньких кабриолетов, завидуя тем папочкам, которые могут себе позволить содержать таких дорогих блядей.

Я даже не претендую сейчас на какой-то анализ, это всего лишь общие зарисовки. Про мужчин я мог бы написать во много раз больше, чем про женщин, я просто предпочитаю этого не делать. Мы банальны и скучны.

Между слов

Нельзя сказать, что Адам совсем уж ничем не отличался от своих сверстников. Просто отличия эти были практически незаметны со стороны. Он был не похож на соседских парней так же, как два яблока на одной ветке не похожи между собой. Даже садовник вряд ли возьмётся на глаз определить среди них червивое, а уж тем более почти невозможно сходу указать на самое сладкое яблоко на дереве. Так и Адам не был настолько особенным, чтобы можно было его выделить среди мальчишек, копавшихся в песке у старой дамбы десяток лет назад.

В разные годы Адам был чуть тише других детей, немного реже плакал, не так уж часто дрался, ещё реже пропадал в городских каналах и уж почти никогда не закатывал истерик в магазинах игрушек.

И возможно, если бы не его лучший и единственный друг, мы так и не узнали бы его историю, поскольку не было никого другого, кто обратил бы внимание на почти обыкновенного юношу, проводившего целые недели в ангаре в заброшенной части города.

– Зачем тебе эта груда мусора? – совершенно искренне удивился Андрей, когда Адам, наконец, показал ему свою мастерскую, если так можно было назвать это ветхое сооружение из гнилых досок и ржавых гвоздей, наполовину засыпанное вездесущим песком.

Да и как тут не удивиться, когда всё пространство внутри было буквально завалено какими-то бесформенными кусками железа, древними вездеходами и обломками ещё более древних спутников со смешными параболическими антеннками размером с кулак, которые печально смотрели на беспорядочное безобразие вокруг.

Collapse )

[s36] Октябрь 2006

Ловушка на двоих

Большие настенные часы показывали без пятнадцати двенадцать. За окном давно стемнело. Шаркая тапочками по полу, я отправился в ванную исполнять привычный ритуал. Из зеркала на меня посмотрела усталая физиономия человека, который был явно не в настроении бороться с трёхдневной щетиной. По привычке я придирчиво осмотрел себя на предмет синяков и ссадин, чтобы утром поискать свежие. Впрочем, что толку?

Выдавив немного зубной пасты на щётку, я принялся чистить зубы, если, конечно, громкое слово “чистить” подходит для описания ленивых движений щёткой взад и вперёд. Глаза слипались, хоть спички вставляй, словно предыдущей ночью я спал не более двух часов. Вполне вероятно, что так оно и было. Надо уже окончательно договориться с соседом, чтобы тот начал высыпаться, а то страдать приходится мне.

Покончив с вечерними водными процедурами, я добрёл до спальни и с облегчением рухнул на кровать. В самый последний момент из цепких объятий сна меня выхватила мысль, что сосед просил разбудить его на час раньше обычного. Не вставая, я пошарил рукой на тумбочке возле кровати, нащупал будильник, завел его, после чего уже с чистой совестью отправился в царство Морфея на тридцать два часа.

Collapse )

[s35] Декабрь 2005