Category: наука

(no subject)

Есть мнение, что красивая и умная женщина способна подчинить себе любого мужчину. Бесспорно, что-то в этом есть. Мы падки до красивого тела, а если женщина ещё и умеет себя подать, то, казалось бы, там где она пройдёт, на пол повалятся многочисленные мужские тела.

Вопреки расхожему убеждению, что красивых и умных женщин не бывает, это не так. Правда, для перечисления примеров, с которыми я был лично знаком, мне пальцев и на одной руке будет много. Но они есть, а уж просто умные женщины точно не редкость, так же, как и идиотов среди мужской части населения более чем достаточно.

Но есть один нюанс, о котором забывают приверженцы теории о потенциальном превосходстве умных и красивых. Женщина, ложась в постель с мужчиной, считает, что побеждает его, приручает. На самом же деле, это просто мужчине захотелось потрахаться, он будет всегда смотреть на неё как на тело, как на аксессуар. И каким бы чудесным не был секс с одной единственной "богиней", он приедается, наскучивает, и если тебя рядом с ней держала только постель, твой следующий шаг будет за дверь. Мне кажется, или это получилось в рифму?

Женщины они вообще не для разума, они для другого. Женщина мужчине нужна не для обсуждения квантовой физики или принципа работы системы Vanos на двигателях внутреннего сгорания одного баварского автопроизводителя. Для этого у нас есть вагон приятелей, знакомых и прочих товарищей. Женщина, которая претендует не просто на место в постели, а на место рядом с тобой по жизни, должна каждый день напоминать тебе, что ты лучший. А уж как именно она это будет делать, зависит от неё самой, грубая лесть, понятное дело, не выход.

Как-то так, да. Хотя, сами понимаете, это не универсальный рецепт, лишь одна из его составляющих.

(no subject)

Спустя много лет после нашей смерти, когда наши потомки, люди будущего, решат узнать побольше о нас сегодняшних и извлекут наши кости из могил, вытряхнут пепел из урн, что останется в нашей памяти, какие воспоминания переживут нас? Сохранится ли хоть что-то?

Что увидят чужие люди на своих огромных экранах, разобрав наш прах на элементарные частицы? Смогут ли они разглядеть наши сны и фантазии, мечты и сожаления? Что мы сможем им предложить?

Мы помним не события, а собственные пересказы этих событий, детали улетучиваются из нашей памяти, остаются лишь слова. Мы помним не людей, а их имена и номера телефонов, не города, а названия улиц, не книги, а цвет обложек, не вкус блюд в ресторане, а ценник в меню. Что же получится, если разбить нашу память на картины или случайные отрывки? Будет ли это кому-то интересно?

Финальные титры какого-то фильма на экране небольшого монитора в тёмной комнате. Газетная полоса с броскими заголовками, шелест бумаги в руках. Чья-то рука, блуждающая среди твоих волос, дыхание и нежный шёпот. Плохо освещённая полоса дороги, спидометр в красно-оранжевых огнях, хлопья снега летящие тебе в лицо. Древний красный телефон с длинным чёрным скрученным проводом, уползающим змеёй в глубь квартиры. Бесконечное на сколько хватает глаз поле за окном, утонувшее в белоснежных облаках. Имя и номер телефона на клочке бумажки. Мерцающие зеленые цифры электронных часов в дальнем углу, на часах без одиннадцати час. Конверт без марки с твоим именем, выведенным аккуратным почерком. Чья-то пожелтевшая фотография.

Смогут ли наши потомки не только увидеть, но и почувствовать? Тепло летнего пляжа, прохлада осени, поцелуи на твоих губах, тупая боль расставания и радость встречи, стекающие по твоему лицу капли дождя, запах свежего хлеба, щекотание травы, вкус собственных слёз.

Сможет ли кто-нибудь прожить нашу жизнь за нас?