Category: образование

Сучья броня

Как-то в баре я разговорился с двумя молодыми девушками, разглядывавшими фотографии своего то ли одногруппника, то ли школьного друга на фейсбуке. Они очень живо улыбались и обсуждали вполне обычные фотографии на экране смартфона, и мне стало интересно, по каким критериям они оценивают мужчин, и как они решают, согласиться на случайное знакомство в том же баре или нет.

Оказалось, что на любое предложение “познакомиться” или “угостить их коктейлем” девушки ответили бы отказом, хотя на самом деле были бы и не прочь. По их словам, важно, чтобы мужчина показал, что он настойчив, может добиться своей цели и всё такое прочее. Доказал, что он мужчина, если совсем просто.

Я, как и многие мои друзья, всегда предпочитал не навязываться. Не хочет, ну и не надо. “Вот и сиди как дура без подарка”. Пробиваться через сучью броню мне никогда не казалось стоящим занятием, хотя я всегда знал, что это-то и приведёт к цели. Собственно, в таких ситуациях (“нет, не хочу”) 90% нормальных мужчин просто развернётся и плюнет на это дело. Заметьте, это вполне уверенные в себе, настойчивые состоявшиеся настоящие мужчины. Просто как-то глупо метать бисер перед свиньями в хлеву.

Collapse )

(no subject)

В детстве, лет в шесть-семь, я непременно смущался, произнося слова "любовь" и "романтика" вслух. В них было что-то глубоко постыдное и неправильное для детской психики. Когда белобрысый дядя с женской стрижкой, дополненной пышными усами, пел нам из телевизора про некую мельницу, готовую на раз перемолоть всё на свете, кроме этой самой любви, мы с приятелями радостно подпевали, дружно запинаясь на последнем слове. Про это страшно было говорить вслух!

В начальной школе мальчикам нельзя было дружить с девочками. Их разрешалось дёргать за косички, бить портфелями и всячески показывать свою неприязнь. Словно мы уже тогда подсознательно догадывались, сколько потом крови у нас выпьют эти курносые создания. Пытались отомстить авансом. Получалось так себе. Понятное дело, доставалось в первую очередь самым симпатичным девочкам класса.

Общественность в то время тоже была настроена против каких-либо отношений между мужским и женским полом. Стоило тебе пройтись по школьному коридору с девчонкой, как в след раздавались дружные крики про тесто, невесту и прочие извращения. С тех самых пор, наверное, мы и зависим от мнения окружающих больше, чем от собственного мнения, хоть и стараемся всеми силами доказать обратное. Так что, в то время было не до романтики, мальчишеский имидж оставался превыше всего.

Collapse )

(no subject)

Была у меня в своё время любимая "универсальная" поговорка. Лучше сделать и жалеть, чем жалеть, что не сделал. Очень похоже на правду, верно? Только ведь какая, к чертям, разница, если жалеть будешь в любом случае? На самом деле это всего лишь универсальное (уже без кавычек) оправдание сумасбродству и бездействию одновременно, но, что-то мне подсказывает, я уже распространялся на эту тему в прошлом.

Правильный выбор умного (ну, или же поумневшего, кому как нравится) человека — не жалеть ни о чём. Вообще. В противном случае очень легко погрузиться в бесконечную рекурсивную рефлексию, пытаясь найти правильные ответы на неправильные вопросы. К неправильным вопросам относятся все, которые так или иначе созвучны с "а что можно было сделать лучше?".

Правильные доводы приходят в голову уже после окончания спора, самые обидные оскорбления придумываешь лишь когда ссора уже закончилась, поступки настоящего мужчины/мудака (в зависимости от ситуации) вырисовываются чётко и ясно только после провала указанного образа. Всегда находится миллион вариантов того, что можно было сделать иначе (лучше?) — обнять покрепче, послать подальше, поцеловать ниже, прыгнуть выше, улыбнуться шире и так далее. Но жизнь, как бы там не утверждали обратное философы и идиоты, отнюдь не театр, здесь нет репетиций. Каждый акт, каждая сцена финальны.

Сколько раз я ловил себя на проигрывании в голове только что случившегося. И каждый раз я непременно находил для себя "правильные" слова, жесты, поступки. А толку? Не берусь, конечно, говорить за всех, но косвенные признаки указывают на массовость явления. Очень показательны в этом плане сетевые баталии, в которых многочисленные обезьянки ломают виртуальные копья, силясь открыть друг другу глаза на абсолютную правду. Подобные споры могут продолжаться неделями просто потому, что каждый из участников, после нескольких минут (часов) размышлений, обязательно находит "правильные" слова для очередного комментария. Ну, и нельзя забывать о возможности написать гневный пост у себя в журнале уже "после", а потом отредактировать его так, как заблагорассудится.

Отсюда же и желание сказать последнее слово, когда к тебе в журнал приходят обиженные и оскорбленные, пытаясь уже на твоей территории доказать что-то, в надежде, что сейчас они уже проанализировали всё и готовы на новый раунд.

В большинстве случаев анализ прошлого совсем никак не помогает в будущем. Даже наоборот. Ты готовишься к чему-то, что уже было, а когда случается нечто совсем неожиданное, ты оказываешься не готов, и опять проваливаешь все экзамены.

(no subject)

Что-то я всё о вечном, да о вечном. Давайте, я лучше о себе, тема ведь всегда актуальная, и это единственное, в чём я действительно разбираюсь, а не делаю вид.

Написал недавно рассказ. Хотелось бы сказать "очередной", но что-то в очередь они у меня не выстраиваются, так что это всего лишь рассказ, единичный случай. Думаю, скоро смогу его здесь выложить, так как мои "конкурсные" работы всегда вылетают в первом же туре. Но не об этом речь. Рассказ получился очень простым и добрым, может, даже слишком, но я так и задумывал, хотел попробовать, как это. Добрых вещей я не писал со школы. А может быть, вообще никогда не писал.

И вроде бы, неплохо получилось. Не шедевр, конечно, но на уровне всего, что я писал раньше. Очень так миленько, чистенько и всё такое. Почему же тогда каждый раз, когда я перечитываю этот рассказик, меня буквально воротит? Всё просто, я разучился верить в доброе и светлое, разучился. Я не верю в то, что сам написал. Я не верю больше в сопли и красивые слова, в любовь, чёрт её подери, не верю. По крайней мере не в ту, которая вся розовая и в сердечках.

Остаётся вопрос, а во что же я в таком случае верю? Что ещё достойно того, чтобы в него верили и ждали?

Пожалуй, я какое-то время не буду писать рассказы, всё равно ничего хорошего не получается.

Я забуду свой смех

7 ноября 20_7

Вчера мне исполнилось семнадцать. Сегодня я решила начать новый дневник. Пора становиться старше, неправда ли? Устала я от розовых сердечек, не менее сопливых четверостиший, обращений "Дорогой дневник" и прочего девичьего бреда.

Я буду обращаться к тебе на "ты". Я не знаю, кто ты. Может быть, ты – это я сама через много лет, а может, ты моя дочь или даже внучка. Хотя, не хочется столь далеко заглядывать. Пусть я и стараюсь казаться старше, чем я есть на самом деле, кое-что меня всё ещё по-детски пугает. Так что оставим тему внучек. Пусть это будешь просто ты, читатель.

Я привыкла писать дневник, меня к этому приучили дедушки. Но раньше он был не более чем собрание впечатлений за день или два. Я же пытаюсь, наконец, понять, к чему стремлюсь, чего хочу. Ты можешь улыбаться, читая это, но мне действительно страшно. Все мои подруги уже обзавелись планами до конца собственной жизни. Уверена, они и свои похороны успели распланировать, не то что свадьбу или семью. Я буду записывать всего лишь собственные мысли, размышления, рассуждения, чтобы чуть позже перечитать их и разобраться с ответами на те вопросы, которые я не успела ещё задать сама себе.

Старый свой дневник я сегодня закопала в саду. Там ему и место, под старыми вишнями.

Collapse )

[s32] Октябрь 2004

(no subject)

В школе я практически не учился. Я её посещал, но не учился. Я никогда не делал задания, не зубрил темы, регулярно прогуливал уроки. Получалось всё само собой, достаточно было просто ходить на уроки, всё необходимое оседало в голове без лишних усилий.

Единственный предмет, который я действительно учил, был английский. Повезло и с учительницой, которая регулярно меня имела, а потому халявить не удавалось. Да и сам язык мне всегда нравился. Впрочем, "математический склад ума" (так мне всегда говорили), который позволял мне занимать места на олимпиадах по математике, только мешал при изучении "инглиша". Грамматика у меня страдала весьма существенно, но зато говорить я мог на уроках долго и на любые темы. Сказывались многократные прохождения Fallout и ещё десятка разных квестов с мегабайтами диалогов.

Английский, по крайней мере американский, совершенно не литературный язык. Читал я на нём разные книжки в разное время. Скучно, сухо, просто, не живописно и слишком однообразно. Это язык руководств пользователя и системных меню. Русский намного приятней и богаче для воображения, хотя как раз по причине его "развернутости" я плохо воспринимаю интерфейсы программ и телефонов на русском. Конечно, замного книг на английском я не прочёл, но сравнить имел возможность.

Зато мне очень нравится разговорный английский, пространства для манёвров там больше (хотя здесь, опять же, british english и american english — небо и земля). Например, фразы описывающие отношения между мужчиной и женщиной. Есть ряд фраз, которые я просто не возьмусь дословно и так же коротко перевести на русский. Мне кажется, в русском прямых аналогов таких фраз нет потому, что изначально "там у них" формировалось совсем другое отношение ко всему этому, а потому было больше вариантов для описания, если так можно выразиться. Что-то вроде того, как у эскимосов есть туча слов для описания снега.

Примеры:

_I have a date/my date_. Если дословно, это встреча или свидание. Но это именно date, потому что встреча звучит слишком просто, а свидание — уже слишком романтично, что ли. Реальный смысл выражения где-то посередине между встречей и свиданием, эдакое вступительное свидание.

_I had a crush on you_. Страстное увлечение кем-то. Я был увлечён тобой. В русском тоже неплохо звучит, но английский вариант мне нравится больше. Сrush — это когда некоторое время просто сходишь с ума по кому-то, но потом всё очень быстро засыхает без продолжения.

_Make out_. Это выражение меня долго сбивало с толку. Даже Лингво злобно врёт, утверждая, что это "заниматься сексом". Личные наблюдения показали, что это всего лишь "целоваться". Я, правда, никогда не пойму природу этой фразы и её тонкой смысловой нагрузки.

_I fall in love with you_. Я никогда не понимал, почему именно так, не просто I love you. Но тут скорее смысл в том, что не просто "люблю", а именно "полюбил". Впрочем, это мои догадки.

Помимо этого есть ещё множество всяческих забавных и простых фраз — freak out, big deal, stood up, let myself out, overreacted и прочих. В совокупности получается простая для восприятия и достаточно элегантная речь. Но это всё американский английский. Британский english намного интересней и извилистей. Жаль, что основная масса английской информации сейчас идёт именно из Штатов, настоящий язык мне нравится много больше его упрощённой версии.

Наверное...

...всё о том же... Всё-таки не мы выбираем себе мечты, а мечты выбирают нас. И мы становимся их рабами. Навсегда... Несбывшаяся мечта будет вечно манить к себе, напоминать о том, чего никогда не было, рисовать ложные картины счастливого будущего. А сбывшихся мечтаний по-просту не бывает...

Нас было трое в школе. Трое друзей, которым "повезло". По странной случайности каждый встретил свою мечту в десятом классе. С Саней мы учились вместе с первого класса. Лучшие друзья и все такое. В десятом он пошел в параллельный класс, по иной "специализации". Но это не изменило ситуацию с общими гулянками, скорее добавило новых знакомств. И вот на первой школьной дискотеке он познакомился с моей новой одноклассницей, Дашей. Он тогда ей очень понравился, а она его не сильно зацепила. Но начался банальный школьный роман, а уже через пару месяцев ситуация поменялась. Он влип, по уши. А она отвернулась.

Он совершал глупости, дарил подарки. Они регулярно встречались, расходились, ссорились. Он то переодически ползал на коленях, то становился просто непомерно гордым. Но ей, по сути, было всё равно. Я ней потом общался на чистоту, ей просто было с ним интересно, не больше. А я видел, что он ничего не может с собой поделать. Прошло пару лет пошле школы, они не видились хрен знает сколько времени. Он пошел служить в армию, и все равно он просил меня, чтобы я "привез ему Дашку", он просто хотел её увидеть, обмолвится парой фраз. Сейчас он уже давно отслужил, встречался с массой девушек. Но при этом он регулярно рассказывает мне, как он звонил ей недавно или писал сообщения. И я понимаю, что он даже надежд особых не питает, так как она давно уже встречается серьезно с каким-то парнем, уехала из Риги. Но он все равно не может ничего изменить в себе. Я его понимаю.

Второй мой друг, с которым я познакомился как раз в десятом классе, Вовчик. Его историю я знаю хуже, только окончание. В десятом классе он так же банально на школьной дискотеке познакомился с девушкой из другого класса, которая была по очередному совпадению подругой моей Кати. И все у них было хорошо. Целый месяц. А потом она решила, что она хочет чего-то иного. И вот она закидывала письмами и звонками другого моего одноклассника, а встречалась с Вовчиком. Они тоже сходились и расходились на протяжении двух лет. Но потом она сказала, что он все же не тот, кто ей нужен. Бросила.

Он никогда не был обижен женским вниманием, после школы он встречался с очень многими девушками. Интересными, умными, красивыми, и даже всё это вместе, в одном лице. Но он с глупым упорством звонил той самой, встречался, грузился. Прошлым летом она вышла замуж. Еще через месяцев пять родился ребеночек. Как сейчас помню его лицо, когда он узнал о свадьбе. Вернее, лица на нем и не было. Он тогда всерьез хотел расстроить свадьбу... Осенью он встретил другую. В апреле свадьба, летом будет дитё. Он утверждает, что он всем доволен. Но я помню, каким он был, и видел, каким стал...

Свою историю я уже не раз рассказывал. Собственно, ничего нового, тоже самое, что и в четырех абзацах выше. Неправильная девушка, не знающая и не понимающая, чего желает. Море соплей, расстройства, и короткие минуты радости. Забавно, я смотрел на своих друзей и понимал, что они встретили не тех, кого нужно. Но на себя я посмотреть со стороны не мог.

И вот, три несбывшихся мечты. Мы останемся их рабами навсегда. Я просто знаю, что даже если я смогу переступить через себя, найду другую, женюсь, заведу детей, буду счастливо жить в своем доме и осуществлю прочие банальные планы на будущее, я буду всегда вспоминать Катю. И буду всегда думать о том, что было бы, если бы у нас всё получилось? И ведь разум подсказывает, что сбывшихся мечтаний не бывает! Всё всегда случается совсем не так, как мы себе рисуем...

(no subject)

Вновь о слабостях, перед которыми сложно устоять, и которые частенько не просто мешают жить, а делают жизнь невыносимой. По моему мнению, ложь является одной из таких вот штуковин, отказаться от которых просто невозможно.

Почему слабость? Да просто потому, что сказать правду чаще всего почему-то сложнее, чем соврать. Мы слабы, вот мы и врём. Мы учимся врать с самого детства, видим исключительно ложь вокруг. Нас обманывают, давая соску-пустышку вместо теплой титьки, рассказывая про аистов детей приносящих, деда мороза и многую другую чущь. Позже, мы узнаем, что все это не так, что нам солгали. Но это было нормально, на то были причины. Таким образом мы учимся искать причины для того чтобы врать самим. Ведь по сути, нас окружает глобальное вранье. Ложь во благо? Во благо чего? Почему-то очень удобно называть вымыслом ложь в книгах и фильмах, хотя суть от этого не меняется.

Я врать умею. Очень даже хорошо. Отчасти поэтому мне нередко говорят, что из меня вышел бы хороший актер. Помню, в детстве я только и делал что регулярно отмазывался от всяческих своих проделок. Получив однажды классе в третьем пять двоек за день, я реально испугался за свою жопу, мать меня за оценки тогда регулярно долбала. Тогда был придуман хитроумный план. Весь портфель был залит клеем, который мы носили в школу на предмет, название которого я сейчас уже не могу вспомнить. Естественно, нужная часть дневника была намертво склеена, чтобы никто никогда его не открыл на определенной странице. После я просто вырывал неугодные страницы, до тех пор пока меня за этим делом не застукали учителя. По дороге домой из школы я регулярно репетировал какие-то монологи о том, что случилось в школе, но уже в собственной интерпретации, чтобы не выглядеть неубедительно.

Дальше больше. Дальше были эпизоды утаскивания денег, с последующим партизанским отрицанием. Был полный звиздец в школе, когда меня чуть было не исключили, о чем так никто и не узнал. Был совершенно поддельный табель с какими-то нереальными оценками. Была фиктивная научная работа по истории, завоевавшая третье место.

Очень скоро я стал замечать, что врать я начал просто необоснованно часто. Иногда, ответив на простой вопрос матери, я задумывался, а чего я собственно правды не сказал, ничего ведь такого... Затягивает, одним словом. В прошлом году был вообще пик вранья, ничего такого я до сих пор не делал. В очередной раз это не стоило того.

Сейчас в который раз трепался около часа с Ней по телефону. Поймал себя на мысли, что говорю совсем не то, что думаю. Вернее, несовсем то. Я каким-то образом научился так выражать собственные мысли, не меняя их сути, что они не становятся шокирующей или даже банальной правдой, а исключительно удобным для меня материалом для разговора.

И самое смешное напоследок. Она не умеет врать. То есть она никогда не врет, отвечая на прямые вопросы, пусть даже неприятные. Она ничего не скрывает, если я спрашиваю. Очень редко она может уйти от ответа, но никогда не скажет заведомой неправды. Эта черта меня иногда убивает, я слишком привык ко лжи, чтобы слышать столько правды. Почему-то правда обижает даже больше, чем вранье.